Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
15:23 

Скрипка

Araniel
Весна... Лёгкий ветерок играет в зелёных кронах деревьев, на улице щебечут птицы, жужжат насекомые. Трава изумрудная и свежая. Такой она бывает только весной. А запахи... Кажется, что какой-то неизвестный парфюмер искусно смешал несколько дивных ароматов, получив, в итоге, нечто необыкновенное, с тонким, неуловимым благоуханием. Лёгкий порыв ветра в очередной раз промчался по улицам, заглянув в несколько окон, запутался в занавеске последнего. За занавеской находилась комната некоего почтенного господина, почти не отличающаяся от других таких же комнат. Сюда тоже уже давным-давно пришла весна: на прикроватном столике стоял букет полевых цветов, тяжелые шторы были раздвинуты, на стене плясал весёлый солнечный зайчик. И лишь пожилой человек, лежащий на кровати у стены, видимо тяжелобольной, не вписывался в этот радужный весенний мир. Человек обессилено лежал на кровати, прижимая к себе скрипку и иногда слегка касаясь струн пальцами. Поднять смычок сил уже не оставалось. Если приглядеться, можно было рассмотреть его бледное, словно из воска, лицо и длинные чёрные и густые волосы, которые уже затронула седина. В этом человеке легко узнавался виртуозный скрипач Никколо Паганини. Маэстро с грустью посмотрел в сторону окна и вновь опустил взгляд на свою любимую скрипку. Проведший всю жизнь в гастролях и так и не сумевший обзавестись семьёй, он относился к своей скрипке как к живому существу. На многих концертах она была его спутницей, его верной помощницей. «Глупцами были те, кто считал тебя монстром, моя дорогая Cannone — думал маэстро, проводя рукой по неровной спирали головки скрипки и касаясь комков, образованных неровным наложением лака — «Лишь ты одна можешь так звучать. Твой голос я узнаю из сотен других. Он — отражение твоей души. Да, души. Я знаю, что ты живая. И сейчас ты скорбишь по своему... Нет, не хозяину... По своему другу и любимцу. Нет, я завещаю тебя своему родному городу — Генуе. Ведь ты не согласишься чтобы с тобой играл ещё кто-либо...» — он коснулся рукой прохладных струн и скрипка, будто бы в подтверждение издала тоскливый, протяжный звук, совсем не свойственный ей.
На город спустились вечерние сумерки. Постепенно улеглась дневная суета, и на улицах зажглись первые фонари. Маэстро устало смежил веки и погладил свою скрипку. Как потом оказалось, в последний раз. В эту ночь в комнате великого маэстро звучала тоскливая и тихая мелодия, казалось, что это плачет скрипка, а из окон лился странный, зеленоватый свет. Наутро его зашла проведать сестра, но маэстро был уже мёртв. Она отметила странный холод в его комнате, хотя ночи были душные. А на скрипке блестели холодные капли...

«Холодно... Чертовски холодно...» — это была первая мысль очнувшегося от сна юноши. За окном шумел ночной весенний ветер. Юноша поёжился, натянула одеяло и прислушался к шуму ветра. Казалось, что в пение ветра вплелась какая-то тоскливая мелодия. Юноша потряс головой, отгоняя наваждение, и снова прислушался. Нет, слух его не обманул. Мелодия зазвучала ещё отчётливее. Юноша заворожено слушал этот таинственный звук и даже забыл о холоде. Словно во сне, он спустил ноги с кровати, нашарив под кроватью обувь, натянул на плечи одеяло и вышел на улицу. Завернув за угол, юноша увидел источник этих звуков — необычную скрипку, от которой исходило странное, зеленоватое сияние. Юноша приблизиляь к скрипке, мелодия стала тише, но, тем не менее, её чародейская сила так и не ослабла. Юноша протянул руку к загадочной скрипке, но та напоследок выдав чистый, звонкий звук, исчезла, оставив после себя небольшую деревянную табличку, неаккуратно покрытую лаком. Юноша посмотрел на табличку. На ней зелёными буквами значилось: "Per aspera ad astra" Покрутив табличку в руках, юноша отправился домой. Дома он подошёл к настенному календарю и оторвал от него лист. На следующем листе значилось: 27 мая. Близился рассвет.
Через несколько лет:
В первом ряду зала Большого театра сидел мужчина средних лет и внимательно следя за действиями на сцене, задумчиво вертел в руках некий предмет; каково же было бы удивление человека, присмотревшегося к этому предмету: это была небольшая, неаккуратно покрытая лаком табличка со странной надписью. Скользнув взглядом по изящным буквам, образующим надпись, человек снова перевёл взгляд на сцену, наблюдая за действиями. Да... Это был час его триумфа. «Лебединое озеро» пользовалось большим успехом. Мужчина чему-то улыбнулся, вновь переведя взгляд на табличку. Как странно: табличка исчезла. Несколько мгновений человек смотрел на пустую ладонь, но потом лишь потряс головой и усмехнулся, вернувшись к просмотру балета...

*Cannone — пушка
**Per aspera ad astra — (лат) Через тернии к звёздам

URL
Комментарии
2010-12-04 в 16:08 

Анастаси Вендетта
Попробуй тупым ножом...
Красиво..очень красиво...Я кстати помню этот рассказ))) Ты мне его присылала)))

2010-12-04 в 17:18 

Araniel
Спасибо) Даа, припоминаю, было дело)

URL
2011-01-06 в 22:16 

Я прост. Я не зажигаю костры на краю мира, я щелкаю зажигалкой возле окна.
очень красиво)

2011-01-08 в 09:09 

Araniel
Благодарю)

URL
   

Чёрное и белое

главная